История о том, как мартышки усыпили анаконду
 
     
 

Манки и Янки залезли на большой камень, торчащий из воды неподалеку от берега.

 

— Анаконда, выходи! Мы расскажем тебе много интересного, — закричали они хором.

 

Та услышала их крики и выплыла из своей норы.

 

— Здравствуйте, вкусные обезьянки, — тихо сказала змея.

 

Анаконде так и не удалось никого поймать, поэтому она была очень голодная. Но любопытство переселило чувство голода, и она выползла на камень.

— Мне страшно, — затряслась Манки, — ты только посмотри, какая она огромная.

 

— Ей таких, как мы, надо съесть не меньше десятка, чтобы наесться, — задрожала Янки.

 

— О чем это вы шепчетесь? — вкрадчиво спросила змея, решая, какую из мартышек она первую пригвоздит взглядом к камню.

 

 

«Начну с той, что справа», — решила анаконда и уставилась Манки в глаза.

 

Та тут же оцепенела.

 

— Рассказывай свою историю, я тебя слушаю, — прошипела ей анаконда. 

 

— Не знаем мы никаких историй! Мы будем песни петь! — крикнула Янки.

 

Увидев, что Манки сидит неподвижно, она дернула подругу за руку, но та не шевельнулась.

 

— Ладно, пойте песни, — прищурилась анаконда.

 

— Спи, наша радость, усни, — заголосила Янки дрожащим голосом.

 

— Я – ваша радость? — поразилась анаконда.

 

— Именно так! Ты – наша радость, — Янки, наконец, справилась с предательской трясучкой.

 

Змея задумалась. Ее никто и никогда не называл радостью. Обычно ее называли жестокой и хитрой, один раз антилопы назвали ее «могучей змеей», и еще, однажды в детстве,  мама сказала ей, что она – красавица. Потом мама погибла в неравной схватке с другой змеей, и анаконда осталась совсем одна.

 

Вспомнив про свою добрую маму, она заплакала.

 

— Что с тобой? — Манки обрела способность двигаться и, забыв про опасность,  дотронулась лапкой до змеи.

 

«Надо же, она теплая, — поразилась мартышка, — а я думала, что змеи холодные».

 

— Почему ты плачешь? — Янки тоже потрогала змею.

 

— Я маму вспомнила, - всхлипнула та. - Идите отсюда, пока я вас не проглотила! — закричала она на мартышек.

 

— Анаконда, мы не можем уйти, потому что пришли провести научный эксперимент, — сказала Манки. - Нам нужна твоя помощь.

 

И мартышки посвятили анаконду с суть эксперимента.

 

— Делайте, что хотите, — сказала змея, смахнув с носа огромную слезу кончиком хвоста.

 

         Обрадованные мартышки вновь затянули колыбельную песню. После второго куплета змея, неожиданно для себя, закрыла глаза и уснула.

 

Ей приснился сон, что она маленькая змейка и мама ее учит плавать по реке.

 

— Смотри, она улыбается, — прошептала Манки, — наверное, ей снится что-то хорошее.

 

— Пошли тихонечко к берегу, — ответила Янки.

 

Удивленные Поо и Лео вышли из прибрежных зарослей навстречу мартышкам.

 

— Что вы сделали с анакондой? — воскликнули они.

 

— Ой, а вы что здесь делаете?— удивились мартышки.

 

— Наблюдаем за вами, - ответил Поо, пряча глаза. Ему было неудобно перед подругами за тайную слежку.

— Мы удачно закончили эксперимент с анакондой и теперь знаем, что если  ей спеть колыбельную песню, то она уснет, — сказала Манки,

 

— Оказывается, она сирота. И мне показалось, что она очень милая, — добавила Янки.

 

— Я запишу эту невероятную историю в свою книгу. Вам повезло, что анаконда вас не съела. Впрочем, мы бы не позволили ей это сделать, - сказал Лео и пошел на свой обрыв.

 

— Я тоже пойду, —  Поо направился в сторону болота, но вернулся. – Забыл сказать, что вы - очень смелые обезьянки.