История о том, как Манки и Янки встретили геккона
     
 

Мартышки отвели малышей к родителям и пошли к водопою. Напившись, они уселись около реки и стали думать, чем бы им заняться.

—  Слушай, Манки, а давай действительно проверим —  можно усыпить анаконду песней или нет? — предложила Янки.

 

— А почему нам надо усыплять именно анаконду? Давай попробуем усыпить какую-нибудь маленькую и неядовитую змейку, а еще лучше ящерицу, —  предложила Манки. — Если у нас получится, то можем перейти на более крупных змей. Тогда мы станем самыми знаменитыми обезьянками в нашем лесу. Ведь, до нас никто ящериц и змей не усыплял.

 

И подруги отправились на поиски ящериц, которые жили в прибрежных камнях.

 

Первым на глаза им попался спящий варан.

 

—  И не жарко ему лежать на самом солнцепеке? — удивилась Манки.

 

— Ты забыла, что он — холоднокровный? Ему все время холодно, — тихо ответила Янки. — Давай его разбудим, а потом опять усыпим!

 

Подруги обошли вокруг огромной ящерицы. 

 

— Что-то мне этот варан не нравится. А вдруг он проснется и нас съест? Он такой большущий! Пойдем лучше геккона поищем. Он маленький и безобидный, — прошептала Манки.

 

— Геккон — самая маленькая ящерица, — недовольно пробубнила Янки, но подругу послушалась.

 

Геккон сторожил свое единственное яйцо, сидя у чахлого кустика. Увидев мартышек, он очень удивился.

 

— Рад приветствовать вас, уважаемые обезьянки. Что привело вас в наш пустынный уголок?

 

— Геккон, ты хочешь участвовать в научном эксперименте? — таинственным голосом спросила Манки.

 

— Смотря в каком?

 

И мартышки рассказали геккону о своем плане. Выслушав их, геккон помотал головой.

 

— Увы, я не могу вам помочь.

 

— Почему?

 

— Мне спать нельзя, дорогие обезьянки. Если я усну, то мое единственное яйцо могут украсть.

 

— Ты не бойся. Если яйцо начнут красть, то мы тебя сразу разбудим.

 

И подруги принялись уговаривать геккона на участие в эксперименте во имя науки.

 

— Хорошо, — согласился он после долгих уговоров, — только учтите, что сплю я очень крепко. Ведь я не сомкнул глаз целую неделю, с тех пор, как снес яйцо. Как вы считаете, мне глаза закрывать или так сидеть? — перешел он к делу.

 

— Сиди так, — решила Манки и запела колыбельную песню:

 

— Спи, наш геккончик, усни…

 

— Наступили жаркие дни, — подхватила Янки тоненьким голоском.

 

Они не успели допеть первый куплет, как ящерка закрыла глазки и уснула.

 

— Ура! Получилось! — обрадовались мартышки и принялись будить геккона, но он не просыпался.

 

< p>Чего только подруги не делали: громко кричали над его головой, гудели по очереди в дудку, трясли ящерку изо всех сил — ничего не помогало.

 

— Что будем делать? — измученная Янки положила неподвижного геккона на песок.

 

— Пошли домой, я есть хочу, — заныла Манки.

 

— Мы не можем бросить яйцо. Геккон помог нам провести эксперимент, а мы обещали ему сохранить яйцо.

 

Мартышки сели около сладко спящей ящерки и прикрыли лапами головы от палящего солнца. Через некоторое время Манки сказала:

 

— Нет, мы так долго не высидим, мы же не холоднокровные.

 

Будем охранять его по очереди. Ты иди в тень, а потом пойду я.

 

Наступил вечер. Геккон, по-прежнему, крепко спал. Ночью стало холодно. Озябшие мартышки крепко прижались друг к другу, но глаз с яйца не спускали. С первыми лучами солнца скорлупа треснула и на свет появился крошечный геккончик.

 

Почувствовав рождение наследника, ящерка проснулась.

 

—  Спасибо вам, мартышки. Я наконец-то выспался, и сынок мой жив и здоров. — Геккон с обожанием смотрел на свою кроху. — Я назову его в честь одной из вас.

 

—  Так он же мальчик, — удивилась Манки.

 

—  Назову его сокращено или Ян или Ман.

 

—  Назови его Ян-Ман.

 

Мартышкам было очень приятно, что кого-то называют в их честь. «Не зря мы так долго мучились», — подумали они.

—  Договорились! Нарекаю тебя Ян-Ман, — торжественно провозгласил геккон.

 

Уставшие подруги побрели домой, зевая на ходу.

 

—  Слушай, Янки, а почему геккон так странно разговаривает?

 

—  Потому что он потомок динозавра, а динозавры всегда так разговаривали.

 

—  А ты откуда знаешь? — поразилась Манки,

 

—  Надо было Поо внимательно слушать на уроке. Аааа, забыли! —закричала вдруг Янки, остановившись.

 

—  Что забыли? —  испугалась Манки.

 

—  Про школу забыли! Сегодня же урок математики, мы должны свои стихи читать про таблицу умножения!

 

—  Нет, я спать хочу! —  Манки решительно пошла в сторону дома.

 

—  Мы не можем подвести Поо, — Янки схватила подругу за руку, — надо идти на урок, а выспимся потом.

 

—  Тогда хотя бы позавтракаем, —  И Манки полезла на пальму за бананами.