История о том, как Манки и Янки придумали стихи на таблицу умножения
     
 

Вечером к нему забежали Манки и Янки, и, усевшись на краю болота, крикнули хором:

—  Лео сказал, что ты хочешь открыть школу для малышей..

 

—  Не будет у нас никакой школы, —  тяжело вздохнул Поо.

 

—  Как это не будет? В соседнем лесу есть школа, а у нас не будет? – возмутилась Манки.

 

—  Даешь школу! – подпрыгнула Янки.

 

—  А что с тобой случилось, бегемотик? Может, ты заболел? —    мартышки, наконец, заметили, что их друг выглядит очень грустным.

 

—  Я здоров, —  чуть не заплакал несчастный Поо, и рассказал им о своих трудностях. – Раз я не смогу писать стишки, то малышам будет не интересно у меня учиться, —  закончил он рассказ.

 

—  Из—  за такой ерунды ты передумал открывать школу? – удивились обезьянки. —  Да мы тебе кучу песенок и стихов сочиним. Давай попробуем прямо сейчас.

 

—  Давайте! —  обрадовался бегемот. —  Придумайте стихи, чтобы малышам было легко выучить таблицу умножения.

 

—  Что выучить? Какую таблицу? – хором спросили подруги.

 

         Маленькие глазки Поо от изумления стали большими.

 

—  Вы, взрослые обезьянки, не знаете таблицу умножения?

 

—  А откуда нам ее знать? —  обиделись они, —  у нас школы не было, и родители нас умножению не учили.

 

—  Вы не обижайтесь, —  смутился Поо, —    я забыл, что обезьянок учат только лазать по деревьям и правильно питаться.

 

—  Еще с младенцами нянчиться, —  добавила Манки.

 

—  Мы все детство младшим братьям и сестрам носы вытирали и бананы носили. Мы умеем только прибавлять бананы и отнимать бананы, —  рассмеялась Янки.

 

—  Вот, вот, отнимать бананы мы хорошо умеем, —    хихикнула Манки.

 

—  Тогда я прямо сейчас начну учить с вами таблицу умножения, а вы сочиняйте стихи, —  сказал Поо.

 

—  Ну вот, зашли проведать друга, а он нас учиться заставляет, —  приуныли мартышки.

 

         К концу занятий Манки придумала такие стихи:

 

«Три умножим мы на три —  будет девять. Повтори», «Пятью пять – двадцать пять. Все тигрята должны знать».

 

—  Замечательно! —  обрадовался  Поо. —  Теперь твоя очередь, Янки.

 

—  А я песенку придумала: «Шестью шесть – тридцать шесть, у меня густая шерсть. Дважды два равно четыре, это просто и легко. Приходите ко мне в гости, я живу недалеко. Семью семь – сорок девять, это просто сосчитать. Семью семь – сорок девять, я люблю в пинг—  понг играть», —  пропела Янки и гордо посмотрела на Поо, —  правда, здорово!

 

—  Не знаю, —  тот с сомнением покачал головой.

 

—  А ты сам попробуй придумать лучше, —  обиделась Янки.

 

         Поо надолго задумался, а потом медленно сказал:

 

—  Если девять умножить на девять, то получится восемьдесят один.

 

—  А где же здесь стих? —  закричали мартышки.

 

—  Его нет, —  вздохнул печально Поо, —  но я же все правильно сказал.

 

         Мартышкам стало жалко бегемота, и они не стали с ним спорить.

 

 —  Теперь стихи у тебя есть. Ты будешь открывать школу?

 

—  Буду! —  Поо решительно кивнул головой.

 

         Весь следующий день бегемот придумывал рифму к слову «один», но так ничего и не придумал. У него в голове вертелось слово «магазин», но к таблице умножения оно никак не подходило.

         Мартышки весь день носились по лесу и развешивали объявления, на которых было написано: «Завтра в нашем лесу открывается школа для малышей.  Учитель – известный путешественник бегемот Поо. Он будет учить детей математике, грамоте, географии и истории. Начало занятий в семь часов утра, у баобаба».

 

         Надо сказать, что жители пятнистого леса не сразу решились отдать своих детей в школу. Им казалось более важным научить малышей добывать еду и избегать опасностей.

 

         Жирафы и антилопы собрались около водопоя, чтобы обсудить вопрос со школой. В конце концов, они решили, что если львята и тигрята не будут обижать их детей, то они отправят своих малышей учиться.

 

Лев заверил их, что все будет в порядке.

 

—  Я уверен, что наши дети должны пойти в школу Поо. Во—  первых, они будут образованными, а во—  вторых, смогут подружиться между собой. А всем известно, что без хорошего друга жить плохо и не интересно.